Государство в государстве

Судьба у палестинцев вправду была нелегкой. Их изгоняли не только лишь из Израиля, да и из Иордании и Египта. Потому посреди 70-х годов Арафат и палестинские организации перебрались в Ливан, образовав там, на самом деле дела, правительство в государстве, простиравшееся от западных кварталов Бейрута до израильской границы на юге. Там Государство в государстве были свои законы и свои порядки.

Во главе сложной полугосударственной системы стоял исполком ООП, который делал функции правительства. Его председатель Ясир Арафат (партийная кличка Абу Аммар) мог быть сразу президентом республики и верховным главнокомандующим ее вооруженных сил.

В состав Палестинского государственного совета (ПНС) — прототип парламента — входили представители разных политических партий Государство в государстве и организаций, также профсоюзных, дамских и студенческих движений. В принципе они должны избираться, но пока их назначал исполком ООП.

Все было бы ничего, но палестинцы не желали считаться с реальностью — существованием страны Израиль — и угрожали скинуть евреев в море. Израиль платил им той же монетой.

— Палестинцы? — с вызывом переспрашивала премьер Государство в государстве-министр Израиля Голда Меир. — Таких не знаю!

Ее преемник Ицхак Рабин был более конкретен, когда заявил, что встреча с ООП может произойти лишь на поле боя. А ведь это были либералы, тогда как сегодняшний премьер Менахем Бегин числился «ястребом». От слов он точно переходил к делу.

Так что Государство в государстве вопрос о палестинской армии был не просто формальным атрибутом грядущего страны. Но пока единой палестинской армии не было, любая палестинская организация имела свои партизанские отряды, которые не признавали общего командования и часто вели борьбу на свой ужас и риск.

Более бессчетной из их была Армия освобождения Палестины (АОП Государство в государстве), насчитывающая приблизительно 10 тыщ человек. Но разбросана она была по территориям многих арабских государств. Значимая часть ее, которая размещалась в Сирии и Ливане, Арафату практически не подчинялась, придерживаясь просирийской ориентации.

У Арафата была собственная армия Аль-Аифа — отряды военной организации «Фатха», насчитывающие приблизительно 8—10 тыщ бойцов-федаинов.

А у всех Государство в государстве других палестинских организаций взятых вместе было тоже приблизительно 7–8 тыщ человек. При этом самыми бессчетными из их были отряды Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) — 1500 человек. Их возглавлял Жорж Хабаш.

Эти разрозненные партизанские отряды были неуправляемы и не могли противостоять Израилю. Потому сначала 80-х Арафат решил покончить с палестинской вольницей и приступил к Государство в государстве созданию постоянной палестинской армии. Базу ее для начала составили три бригады — Карамех, Ярмук и Кастел совместно с подразделениями артиллерии и поддержки. Были сделаны также танковый батальон, снаряженный старенькыми танками Т-34, ядро грядущего палестинского флота в сирийском порту Латакия и прототип будущей эскадрильи на одном из аэродромов Алжира.

И Государство в государстве вот 4 января 1981 года по случаю 16-й годовщины палестинской революции в Бейруте состоялся парад. Все было, как у реальных стран: мимо трибун, где стояли палестинские руководители и послы социалистических государств, праздничным маршем прошли палестинские войска, танки, артиллерия, реактивные минометы и другие ракетные системы.

Но одолеть Израиль такими силами было нельзя. Потому стратегия Государство в государстве Арафата состояла в том, чтоб избегать с ним военных столкновений, и держать под прицелом палестинской артиллерии израильские поселения в Галилее. Он много гласил на данную тему и обожал такую аналогию:

— Для Русского Союза, — рассуждал он, — средством сдерживания в противоборстве с Америкой является ядерное орудие. Для нас таким средством сдерживания Государство в государстве в противоборстве с Израилем должны стать ракеты «катюша» и «град». При помощи такового орудия палестинцы сумеют обстреливать большие населенные пункты в глубине израильской местности, а этого в Израиле страшатся больше всего.

И это была не просто теория. Палестинская артиллерия уже была нацелена на городка Кирьят-Шмона, Сафеди Государство в государстве и Нахария на севере Израиля. Так, рота ракет «град», называвшаяся «Облака ада», была в состоянии сделать 20 залпов по Сафеди, подразделение «катюш» — обстрелять Нахарию, а 1-ый артиллерийский батальон «Фатха» — нанести удар по поселениям в равнине Хулех.

Но в «стратегии сдерживания» у Арафата были два слабеньких места — приобретение орудия и контроль Государство в государстве за его внедрением.

Русский Альянс воздерживался от прямых поставок орудия ООП. Но не без его ведома они шли из социалистических государств Восточной Европы и Северной Кореи. Так, стрелковое орудие поступало к палестинцам из ГДР, Болгарии и Чехословакии, «катюши» поставляла КНДР и несколько 10-ов старенькых танков Т-34 поставила Венгрия. В Государство в государстве поисках орудия, в особенности тяжеленной артиллерии, представители ООП рыскали по всему миру и пытали счастье даже в таких странах, как Швейцария и Бразилия. При этом не без фуррора — палестинцы были готовы рассчитываться баксами и не скупились.

В итоге наименее чем за год ООП прирастила собственный артиллерийский парк практически втрое — с 80 орудий Государство в государстве в июле 1980 года до 250 в июне 1981-го. Они были распределены сейчас меж 7 артиллерийскими батальонами. Команда «Открыть огнь!» подавалась им особенным шифром, который изменялся каждые две недели. Но стратегия была как и раньше партизанской: нанести удар и отойти.

Ну и дух партизанской борьбы был как и раньше неистребим Государство в государстве. Арафат не контролировал полностью обстановку в Палестинском движении сопротивления, и многие террористические акты против Израиля происходили без его ведома. А это вынуждало Израиль к массированным ответным мерам. Больше того, размещение тяжеленной артиллерии у границ с Израилем давало Шарону и его генералам значимый аргумент, что ООП представляет смертельную опасность для Государство в государстве страны и с ней нужно кончать раз и навечно.

В общем, «концепция сдерживания», выдвинутая Арафатом, не действовала.

21 апреля Израиль нарушил перемирие и нанес бомбовый удар по позициям палестинцев в Ливане. Предлогом для этого стала смерть израильского бойца, подорвавшегося на мине в южном Ливане. Арафат тогда промолчал, хотя ему было нелегко Государство в государстве сдержать страсти собственных командиров.

Но месяца не прошло — 9 мая Израиль наносит новый удар. Сейчас предлогом явилось обнаружение взрывного устройства около школы в одном из городов Израиля. И Арафат опять проявляет осторожность — палестинская артиллерия дает 100 залпов по пустому полю на местности Израиля. Жертв нет. Но Арафат вроде бы предупреждает: в последующий Государство в государстве раз ответный удар будет нанесен по городкам и поселениям.

Глава одиннадцатая

Блицкриг Шарона

Все поменялось 3 июня 1982 года.

Около полуночи в Лондоне на израильского посла Шломо Аргова было совершено покушение. Он выходил из отеля «Дорчестер», где шел дипломатичный прием, когда его обстреляли из автомата. Пуля поразила посла в голову Государство в государстве. В завязавшейся перестрелке с охраной один из нападавших был ранен и британская милиция сделала вывод, что покушение было совершено палестинцами.

На последующий денек днем срочно заседало израильское правительство. Бегин медлительно вошел в зал и произнес со значением:

— Нападение на израильского посла равнозначно нападению на правительство Израиль. И мы ответим Государство в государстве на это!

Начальник Генеральной службы безопасности, докладывая подробности покушения, уточнил, что оно было совершено людьми Абу-Нидаля из народного фронта освобождения Палестины — Головного командования (НФОП — ГК), который находится в жесткой оппозиции к Арафату. Но израильский премьер не желал слушать:

— Абу-Нидаль, Абу-Шмидаль… Они все ООП. Мы должны стукнуть Государство в государстве по ООП! [55]

Начальник Генерального штаба Израиля генерал Рафаэль Эйтан здесь же предложил нанести серию ударов с воздуха по палестинским лагерям в Бейруте. Если палестинцы ответят, немедля последует «массированное возмездие». Какое — не уточнялось. Других предложений не было. Все согласились, хотя Бегин и военные должны были знать, не могли не знать, что управление Государство в государстве ООП приняло решение об обстреле израильских поселений в Галилее в случае нападения на позиции палестинцев в Ливане.

В 3 часа 15 минут полудня 4 июня израильские самолеты нанесли удар по палестинским лагерям в Западном Бейруте. Два часа спустя палестинская артиллерия и «катюши» открыли ответный огнь по 29 израильским поселениям, включая городка Кирьят-Шмона и Государство в государстве Набатия. Рубикон был перейден — война началась.

На последующий денек поздно вечерком в резиденции Бегина в Иерусалиме опять собралось правительство. Сейчас оно приняло решение о вторжении в Ливан для поражения военной структуры ООП. План военной операции представил министр обороны Ариэль Шарон, он именовался «Мир в Галилее».

В израильской политике Шарон Государство в государстве и до настоящего времени личность нестандартная. Малость располневший для военного — бывшего командира воздушно-десантной бригады, грубоватый, но с пылающими очами, он твердо придерживался правила: на каждую террористическую акцию палестинцев отвечать с еще большей беспощадностью, так чтоб возмездие было непредотвратимым.

На самом деле дела, на этом принципе Государство в государстве и был построен весь план военной операции Израиля. Но в разгоревшийся вокруг него дискуссии дискуссировались в главном два вопроса: как далековато продвинутся израильские войска в глубь Ливана и как длительно будет длиться эта операция.

Ответы Шарона были уклончивы: войска продвинутся на малозначительное расстояние от границы, а вся операция займет день Государство в государстве. Непосредственно упоминалась только дистанция в 40 км, которая обеспечит прекращение обстрела Галилеи. Палестинцы именовались на заседании не по другому, как террористы, против которых и будут вестись военные деяния. А Бегин заверил, что Сирия не собирается вмешиваться в этот конфликт, и израильские вооруженные силы не имеют намерения штурмовать сирийские войска Государство в государстве, если только они не нападут первыми.[56]

Но Шарон имел куда более далековато идущий план, чем тот, что докладывался на заседании. Загаданный им «блицкриг» отлично отражали карты Генерального штаба Израиля. На их две темные стрелы рассекали весь юг Ливана. Это были маршруты 2-ух наступающих группировок израильских войск. Одна — повдоль побережья Средиземного Государство в государстве моря по дороге на Тир, Сайду и дальше на Бейрут. И 2-ая — через плато Набатия к шоссе Бейрут — Дамаск.

Этот план означал войну с Сирией. 2-ая группировка обходила сирийские войска в Ливане с фланга и ставила Сирию перед выбором: вести войну либо уходить с позором из Ливана.

Операция «Мир в Государство в государстве Галилее» началась в воскресенье с утра 6 июня. И уже в 1-ые часы обещанный 40-километровый предел не был выдержан — израильский десант высадился севернее Сайды.


gosudarstvo-i-lichnost-sushnost-vzaimootnoshenij-prava-cheloveka-ih-klassifikaciya-vnutrigosudarstvennaya-i-mezhdunarodnaya-sistemi-ih-zashiti.html
gosudarstvo-i-organi-mestnogo-samoupravleniya.html
gosudarstvo-i-pravo-4-2012-periodicheskie-izdaniya-postupivshie-v-centr-pravovoj-informacii-v-2012-godu.html